Эксперт: персонифицированная медицина – это перспектива 10-15 лет

 

Персонифицированная медицина

 

Несколько дней назад министр здравоохранения Вероника Скворцова на заседании Совета при Президенте по стратегическому развитию и приоритетным проектам под председательством Владимира Путина рассказала о развитии новых технологий, в том числе регенеративной и персонализированной медицине. Эксперты уверены, что это перспективное направление, но до широкого применения их в практике еще далеко.

 

Правильные направления

По словам Вероники Скворцовой, в ближайшие три года будут внедрены технологии быстрого чтения генома, что позволит к 2020 г. создать единую систему биомаркеров основных заболеваний, а также современные технологии мониторинга здоровья человека и сеть высокотехнологичных центров предиктивной, прогнозной, и профилактической медицины.

«Биомаркеры необходимы для реализации идеологии превентивной медицины, раннего выявления заболевания, мониторинга профилактических мероприятий», - поясняет генеральный директор ИСКЧ Артур Исаев, добавив, что по некоторым заболеваниям биомаркеры уже есть.

Министр также рассказала, что с 2017 г. внедряются методы регенеративной медицины, основанные на клеточных и тканевых технологиях. К 2020 г. будет создана в сеть биобанков, депозитариев и коллекций биоматериала, что даст новый импульс развитию регенеративной медицины уже с трансплантацией аутологичных, то есть полученных из собственных клеток человека, заменителей органов и тканей.

«В тот же период времени будет развита персонализированная фармакотерапия – это таргетные иммунные препараты при онкологических, системных аутоиммунных заболеваниях, векторные вакцины, это генотерапия и механизмы редактирования генома, а также будут внедрены методы биофизики в виде робототехники, киберпротезов, различных сочленений человека и машинных механизмов», - озвучила планы министр.

 

Какой фокус

«Очень хорошо, что министр об этом заговорила, - считает Артур Исаев. – Методы, о которых говорила Вероника Скворцова действительно существуют. Например, у нас есть SPRS-терапия, применяемая в дерматологии. Кроме того мы разрабатываем и другие технологии, в частности, для помощи больным буллезного эпидермолиза. Но нужны какие-то ориентиры. Как сказал президент, конкретика. Сколько методов в год здравоохранение освоит, сколько продуктов и в каких областях. Нужно переходить к более осязаемым планам и это следующий шаг».

Заведующий лабораторией генетики Центра биомедицинских технологий Федерального научно-клинического центра ФМБА России Алексей Никитин говорит, что планы министерства пока довольно далекое будущее даже для зарубежной практики. «Подобные инициативы технически могут быть внедрены в мировую практику не ранее, чем через 10-15 лет. Безусловно, сегодня в мире неустанно ведутся разработки в области персонифицированной медицины, в том числе в генетической лаборатории нашего Центра, и открытия в этой области довольно многообещающи. Однако реализация проекта будет возможна, увы, не завтра. Поэтому Вероника Игоревна рассказывает скорее о перспективе на будущее». По его словам, через 10-15 лет возможности регенеративной медицины и персонализированной фармакотерапии станут доступными, но на первых порах технологии будут обладать довольно высокой стоимостью. И только со временем эти услуги станут массовыми.